Английское морское и коммерческое право

Юридические услуги, консультации

СТАТЬЯ СУЩЕСТВУЮТ ЛИ ПРАВА НА ЗАТОНУВШЕЕ ИМУЩЕСТВО?

Недавно мы вынуждены были соприкоснуться с трагедией (слава богу без жертв), в результате которой судно не удалось снять с мели. Спасатели не смогли чем-либо помочь судовладельцам и хозяевам груза. Это событие, а также, ряд сообщений в прессе о находках затонувших судов, сподвигло нас опубликовать некоторые материалы на сайте. Простой обзор КТМ РФ показывает, что этой проблеме в Кодексе, посвящено всего 7 статей, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Для начала, предлагаем перевод статьи профессора Годдарда, опубликованной в ежегоднике Lloyd’s Maritime and Commercial Law Quarterly 1983.

СУЩЕСТВУЮТ ЛИ ПРАВА НА ЗАТОНУВШЕЕ ИМУЩЕСТВО?

К.С. Годдард, Лектор права, Университет Экзетер.
перевод Г. Логинов

Почти в канун нового 1982 года 960 тонное судно Johanna, зарегистрированное в Панаме, получило пробоину, налетев на подводные скалы, недалеко от Хартланд Поинт, что в Северном Девоне. Судно, груженное пшеницей, находилось в рейсе из Роттердама в порт Барри, Южный Уэльс. Четыре члена команды были подняты с Johanna и отправлены в безопасное место вертолетом. Капитан и два другие члена команды воспользовались спасательной шлюпкой. В течение следующего уикенда на борту судна побывало значительное число людей. Они сняли электронное оборудование, палубные устройства, палубную оснастку, навигационные огни. Забрали брошенные носильные вещи команды, холодильники, посудомоечные агрегаты и продукты питания. Все это было сделано, несмотря на сопротивление вернувшегося на борт капитана, который пытался предотвратить растаскивание движимого имущества. Подсчитано, что с попавшего в беду судна было унесено имущества примерно на 200 000 фунтов стерлингов.

Один из таких людей, по сообщению газет, заявил:

«Традиция тащить все, что можно, до сих пор жива. Мы называем это – ходить за обломками. Мало кто из местных жителей северного побережья Корнуэлла и Девона считает, что это плохо».

По сообщениям газет, люди, растаскивавшие оборудование судна были уверены, что оно брошено, а, следовательно, они имеют право взять это имущество себе.

События на борту Johanna подняли множество вопросов, и первый из них был таков: может ли имущество, оставшееся от морской аварии, быть законно присвоенным третьими лицами, и если не может, является ли такое завладение имуществом в таких условиях уголовным деянием, или деянием, которое влечет за собой право на защиту в порядке гражданского судопроизводства. Ответ на этот вопрос зависит отчасти от юридической классификации останков погибшего имущества.

По Общему Праву, имущество, оставшееся от морской аварии, может быть в виде «wreck», «flotsam», «jetsam», «lagan» или «derelict». «Wrecks» являются остатки судна и груза, выброшенные морем на берег. Термины «flotsam», «jetsam» и «lagan» были описаны в Sir Henry Constable’s case следующим образом:

«Flotsam получается в результате того, что судно затонуло, или погибло другим образом, а товары плавают на поверхности. Jetsam – это когда судно находится в опасности затонуть, и для того, чтобы его облегчить, товары выбрасываются в море, однако, потом, судно все равно погибает. Lagan (vel potius ligan) – это товары, выброшенные за борт с стонущего судна, которое все равно погибает, но из-за того, что товары тяжелые, они опускаются на дно. Моряки, для того, чтобы поднять их на поверхность, привязывают к ним буй, или кусок пробкового дерева, или что-либо не тонущее, с тем, чтобы имущество можно было разыскать потом… Описанное имущество в виде «jetsam», «flotsam» или «ligan» не называется «wreck», пока оно остается под водой или на поверхности моря. Когда же это имущество выбрасывается на берег, оно превращается в «wreck».

“Derelict” получил свое определение как судно или груз, которые были брошены или покинуты в море теми, кто за них отвечал, без надежды получить обратно имущество или вернуться к нему. Derelict, выброшенный в последствии на берег, превращается в «wreck».
Главой 9 (статьи 510-571) Закона о торговом мореплавании 1894 года термин “wrecks” описывается как:

«Выражение “wrecks” включает в себя «jetsam» «flotsam» «lagan» «derelict», которые были найдены под водой у берега или на прибрежном мелководье, или в водах прилива».

Это определение несколько шире, чем понятие “wrecks”, присущее Общему Праву. Дело в том, оно включает все, что содержит в себе термин Общего Права, а также, «jetsam» «flotsam», «lagan» и «derelict», когда эти предметы все еще находятся в море.

Вопрос о том, является ли кражей завладение третьими лицами имуществом, которое осталось от морской аварии, регулируется в основном частью 1 Закона о кражах 1968 года, которая гласит:

«Лицо виновно в совершении кражи, если оно нечестным путем завладело имуществом, принадлежащим другому лицу, с намерением отныне лишить его этого права».

«Имущество, принадлежащее другому», описывается частью 5(1) Закона о краже, а именно:

«Имущество считается принадлежащим любому лицу, владеющему или контролирующему это имущество, или, обладающему в отношении этого имущества правомочиями собственника…»

Согласно части 1, сущность кражи как виновного действия (actus reus), состоит в завладении имуществом принадлежащим другому. Так, если судно с грузом превращается в “wreck” по Общему Праву, и это судно не было брошено (оставлено) своим собственником, то «вынос» его частей или груза, если не доказано иное, является кражей. Однако, до того, как это станет кражей, необходимо, чтобы лицо, завладевшее имуществом, допустило виновные действия, то есть, действовало нечестно, с намерением навсегда лишить собственника его имущества. Если, таким образом, лицо, завладевающее имуществом с судна, полагает, что это судно и груз были брошены (абандон), и такое лицо уверено, что это дает ему право завладеть имуществом оставшимся от обломков, оно не будет виновно в краже, поскольку отсутствует фактор виновной воли (mens rea).

Такой же подход применяется и к извлечению «flotsam» и «lagan» из морских вод, или к доставанию с мелководья «wreck», поскольку эти предметы не были брошены или оставлены собственником, или лицом, в чьем владении они находились.

Отличный подход применяется к другим трем категориям имущества, а именно: к судну и грузу, которые превратились в «wreck» согласно Общему Праву и, впоследствии, были брошены своими собственниками; к «derelict»; и к «derelict», который превратился в «wreck» после того, как его выбросило на берег. В этих примерах имущество было брошено и более не имело собственника. На первый взгляд, его никто не может теперь украсть. Однако, часть 5(1) Закона о краже гласит:

«Имущество считается принадлежащим любому лицу, владеющему или контролирующему это имущество…»

Следовательно, можно утверждать, что брошенное имущество на берегу находится во владении собственника прибрежной полосы, а именно Королевы, и завладение таким имуществом с явным нечестным намерением может квалифицироваться как кража. Подтверждением такой теории может служить статья 518(в) Закона о торговом мореплавании 1894 года. В статье сказано, что любое лицо нашедшее или приобретшее “wreck” в пределах Объединенного Королевства, если оно не является собственником этого имущества, должно, как можно скорее, передать его Сборщику Обломков округа (простите за неприглядный перевод, но в оригинале это «Receiver of Wreck»). Сборщиками Обломков обыкновенно являются чиновники Таможенного и Акцизного Управления, состоящие, следовательно, на королевской службе. Если же, тем не менее, лицо, завладевшее имуществом, уведомит Сборщика Обломков о том, что оно завладело имуществом, то его нельзя привлечь к ответственности за кражу, поскольку такое уведомление может означать отсутствие его вины (mens rea), так как это лицо не имело намерений навсегда лишить Корону собственности.

Такое же рассуждение можно применить к имуществу “jetsam”, которое превратилось в “wreck”, после того, как море выбросило его на берег. По определению, «jetsam» является имуществом, от которого собственник намеренно отказался.

Завладение имуществом, оставшимся от морской аварии, может также квалифицироваться как преступление, по смыслу Закона о торговом мореплавании 1894 года, независимо от того, является ли это действие кражей или нет… В статье 510 Закона о торговом мореплавании 1894 года дается определение термину «wreck».

Статья 536(2) Закона о торговом мореплавании 1894 года (с изменениями внесенными законом о торговом мореплавании 1979 года) квалифицирует действия как преступные, наказываемые штрафом, в размере, не более 500 фунтов стерлингов, в случае неправомерного завладения любым имуществом судна, оказавшимся на мели, или в бедственном положении на берегу либо вблизи любого побережья. Также является преступлением завладение любой частью груза или убранства судна , либо завладение или сокрытие любых обломков (“wreck”). Статья 519 содержит дополнительное положение, о том, что если судно потерпело крушение, село на мель, либо попало в бедственное положение на берегу или вблизи побережья Великобритании, то любой груз или вещь, изъятые с судна, либо смытые за борт и плавающие вблизи берега, должны быть доставлены Собирателю Обломков. При невыполнении этой обязанности, наступает ответственность для правонарушителя в виде уплаты штрафа не свыше 500 фунтов. Преступления по этим двум статьям должны расследоваться в упрощенном порядке.

Вышеуказанные положения подкреплены статьями 537 и 519(3) Закона о торговом мореплавании. Эти статьи дают право Сборщику Обломков добиваться возвращения остатков незаконно присвоенного имущества. Статьи также позволяют Сборщику Обломков, подозревающему, что имущество от кораблекрушения сокрыто лицом, не являющимся его собственником, или, что с таким имуществом обошлись не надлежащим образом, требовать выписки ордера на обыск. Получение такого ордера дает ему право искать это имущество, и при нахождении – изъять его. Кроме того, если лицо отказывается передать имущество Сборщику Обломков, которое по статье 519(1) подлежит передаче, Сборщик имеет право , на основании статьи 519(3), при необходимости, применить силу против такого лица, для завладения этим имуществом.

Проникновение на судна также может квалифицироваться как преступление, пусть даже ничего из имущества забрано не было. В соответствии со статьей 536(1) Закона, любое лицо, отличное от Сборщика Обломков, которое высадилось или пытается высадиться на борт потерпевшего крушение судна, судна на мели или находящегося в бедственном положении, наказывается штрафом в сумме не превышающем 200 фунтов стерлингов, если только оно не действует по разрешению капитана или по приказанию Сборщика Обломков.

Таким образом, на основании Закона о торговом мореплавании, завладение имуществом судна после его аварии, либо даже проникновение на борт потерпевшего судна, может квалифицироваться как уголовное деяние. Более того, статья 514 Закона, дает право Сборщику Обломков препятствовать разграблению судна попавшего на мель или находящегося в бедственном положении. Подраздел (1) статьи позволяет ему арестовать лицо, которое застали во время растаскивания такого имущества. Подраздел (2) этой же статьи наделяет его правом применения силы, при необходимости, для того, чтобы предотвратить разграбление остатков имущества. Хотя последним полномочием наделяется сам Сборщик Обломков, подразумевается, конечно, что реализация такого права, в настоящее время, будет осуществляться посредством сил полиции.

Ясно, что существует множество положений из законов, направленных на предотвращение несанкционированного завладения имуществом, оставшимся от морской аварии. Однако, дальнейшие рассуждения в этом направлении, приводят нас к необходимости ответить на вопрос, может ли собственник имущества, которым незаконно завладели, требовать компенсации своих убытков, и если может, то от кого?

Если имущество не было брошено (абандон) собственником, то его незаконное завладение третьими лицами будет означать гражданское правонарушение (деликт). Так, неправомерное завладение объектами типа «wreck», «flotsam» или «lagan», как определено Общим Правом, будет являться незаконным присвоением имущества, влекущим для правонарушителя возникновение ответственности за убытки, причиненные собственнику. Если третье лицо все еще владеет имуществом, то может встать вопрос, должен ли суд вынести предписание о специальной реституции спорных вещей в руки собственника, согласно статье 3(2)(а) Закона о деликтах (препятствие товарам) 1977 года, поскольку третье лицо обязано вручить имущество Сборщику Обломков, а не собственнику.

Можно также утверждать, что если не собственник, завладевает на берегу каким-то имуществом, оставшимся после морской аварии, это лицо будет нести ответственность за убытки, причиненные Короне, вследствие неправомерного завладения товаром, поскольку Корона является владельцем земли, на которой было найдено движимое имущество. Согласно статье 3(2)(а) Закона о деликтах (препятствие товарам) 1977 года, суд может, по своему усмотрению, приказать третьему лицу предоставить Короне любое имущество от морской аварии, находящееся все еще в его владении, так как третье лицо обязано передать имущество Сборщику Обломков на основании статьи 518(в) Закона о торговом мореплавании 1894 года.

Еще одним положением закона, позволяющим собственнику судна, груза или аксессуаров, требовать компенсации в определенных случаях, является статья 515 Закона о торговом мореплавании. Она предусматривает:

«Если судно разбилось, село на мель, или находится в бедственном положении… и судно или любая часть груза или аксессуаров, подверглось разграблению, причинению ущерба или уничтожено вместе или порознь группой лиц, на берегу или на плаву, собственнику судна, груза или аксессуаров будет выплачена компенсация».

Чтобы эта статья могла быть применена, необходимо показать, что лица разграбившие судно собрались вместе для учинения массовых беспорядков. Согласно делу Field v Metropolitan Police Receiver, для признания этих действий беспорядками, необходимо пять факторов:

«(1) Число участников не менее трех; (2) наличие общей цели; (3) исполнение или начало исполнения для достижения общей цели; (4) намерение помочь друг другу силой, если необходимо, против лиц, которые могут препятствовать им в достижении поставленной общей цели; (5) сила или насилие не просто применяются для разборки, но демонстрируются таким образом, чтобы посеять, по крайней мере, у одного человека сомнение в разумности …»

Если возможно показать, что лица разграбившие или причинившие ущерб судну или его грузу, удовлетворяют вышеуказанным критериям, собственник может требовать компенсации по оценочной стоимости, установленной полицией, согласно Закону о нарушении общественной тишины и порядка (убытки) 1886 года.

Заключение.

In conclusion, it can be said that the idea of “going wrecking”, although reminiscent of bygone days, may still be with us despite the progress of civilization and the disapproval of “practices” a sophisticated society can hardly tolerate. However, it is clear that sanctions, both civil and criminal, can be brought to bear on those who wrongly interfere with shipwrecked property.

While it is perhaps unsafe to rely entirely on Press reports which may tend to romanticize such unusual events as those reported in relation to the Johanna, the allegations which have been made should give rise to police investigations, and where appropriate, to actions by the Crown. Inaction may be taken as being tantamount to acquiescence. The law on the subject does not need any clarification, although the allegations would have to be substantiated. However, the law as outlined above does not appear to be strong enough in its present form to provide an effective deterrent against such practices, despite the fact that the maximum fines for certain offences under the Merchant Shipping Act 1894 were increased by the Merchant Shipping Act 1979. It would appear that the vigilance of the authorities should be improved to prevent further incidents of this nature, and also that the fines applicable under the relevant sections of the Merchant Shipping Act should be further increased to correspond more closely with the current value of property. In addition, perhaps the relevant sections of the Merchant Shipping Act 1894 should be strengthened still further by providing terms of imprisonment corresponding to those applicable to the protection of property in other areas of law.

Опубликовано: 30.01.2009

12.03.2013 · Василий

Отличная статья. И хотя направленнсть анализа очевидна(применительно к прецеденту в английском морском праве) было интерсно рассмотреть подобгые случае применительно к праву РФ.

Оставить комментарий







© Адвокат Геннадий Логинов LLM