Английское морское и коммерческое право

Юридические услуги, консультации

СУЩЕСТВЕННОЕ НАРУШЕНИЕ ЧАРТЕР ПАРТИИ

СУЩЕСТВЕННОЕ НАРУШЕНИЕ ЧАРТЕР ПАРТИИ

Д-р Малколм Кларк

В 1953 году мастодонт, называемый «девиация» выполз из моря, прорычал в некоторых исключительных оговорках в деле Smeaton Hanscomb v. Setty (1953 2 Lloyd’s Rep. 580) и стал размножаться на берегу. Годы спустя, многие юристы полагают, что его потомок «существенное нарушение контракта», все еще жив, представляет собой опасность и до сих пор на плаву. В чем состоит опасность для морского дела? Действительно ли он существует, или это всего лишь выдумки куратора апелляционного суда?

1. Терминология

В судебных делах (смотрите дело Suisse Atlantique [1967] 1 A.C. 361; 1 Lloyd’s Rep. 529), выражение существенное нарушение контракта использовалось в двух различных значениях. Первое, иногда это означает нарушение, традиционно называемое нарушением контракта, дающим потерпевшей стороне право прекратить контракт и требовать возмещения убытков. Второе, иногда означало нарушение гораздо более серьезное, дающее потерпевшей стороне не только право прекратить контракт и требовать возмещения убытков, но в дополнение, и это отличительная черта, право требовать в суде не признавать действие исключительных оговорок, если они имелись, и могли помочь стороне нарушившей договор. Именно второй смысл существенного нарушения, и только его, будет рассматриваться в настоящей статье.

2. Существенное нарушение: (А) Бездействие

Существенное нарушение типа А возникает когда ответчик обещает что-то исполнить, но ничего не делает. Если он пообещал перевезти мой контейнер в Кардифф, но, из-за конфузий с исполнителями в офисе, он не забрал его, пока такая перевозка стала для меня ненужной, он совершает существенное нарушение типа А. Он не будет иметь права ссылаться на условие в нашем контракте, что он «не будет нести ответственность за упущение или ошибку»… Суды рассматривают такие дела, к примеру, смотрите дело The Cap Palos [1921] P. 458. Этот тип существенного нарушения контракта легко определяется и прекрасно описан в законах. Действительно, о нем говорится в статье 3(2)(в)(ii) Закона 1977 года о недобросовестных условиях в контракте. Это и некоторые другие положения Закона лишают законной силы исключительные оговорки, если только они не будут признаны разумными. Однако, сразу необходимо оговориться, что эти положения не применяются к чартер партиям, если только там не участвует потребитель. Лицо, заключающее договор для ведения бизнеса, не является потребителем.

3. Существенное нарушение: (В) Ошибочное действие

Существенное нарушение типа В возникает, когда ответчик обещает сделать что-то и действительно делает, но не правильно. Это может произойти, когда он действует не в соответствии с основной целью контракта, где, например, он доставляет партию фасоли вместо гороха. Если он обязался доставить мой контейнер в Кардифф, но его транспорт ошибочно привез контейнер в Бристоль, в результате чего груз опоздал на паром до Кардиффа, он не достиг основной цели контракта, и уже не достигнет, упустив время, следовательно он допустил существенное нарушение типа В. В этом случае он не может ссылаться на оговорку об «отсутствии ответственности за любой ущерб» ( “no liability for loss howsoever caused”). Такие дела присутствуют в судах. Смотрите, например, дело The Berkshire [1974] 1 Lloyd’s Rep. 185. Этот вид существенного нарушения хорошо описан в нашем праве, он отражен в статье 3(2) (b) (i) Закона о недобросовестных условиях в контракте 1977 года, и встречается наиболее часто. Успех дела зависит от того, как изложена основная цель контракта, поскольку это является для суда основным вопросом.

4. Существенное нарушение: (С) Преднамеренное нарушение

Существенное нарушение вида С возникает, когда виновная сторона совершает нарушение, которое не подпадает под категории (А), (В) и (D), однако оно все равно является существенным нарушением, потому что оно совершалось намеренно. Если виновная сторона обязалась забрать мой контейнер и доставить его в Кардифф в конкретные сроки отгрузки, но передумала и направила свою энергию на выполнение другого контракта с более выгодным клиентом, так что когда она все же доставила мой контейнер в Кардифф пропустив намеченные сроки, рынок «упал», то эта сторона допустила существенное нарушение вида С. Виновные не могут ссылаться на имеющиеся исключительные оговорки. В судах имеются такие дела. Смотрите, например, дело Sze Hai Tong Bank Co. V. Rambler Cycle Co. [1959] A.C. 576; 2 Lloyd’s Rep. 114, недавно применявшееся (возможно ошибочно) Верховным Судом Нового Южного Уэльса в деле The New York Star [1977] 1 Lloyd’s Rep. 445…

5. Существенное нарушение: (D) Катастрофические последствия

Существенные нарушения типа D возникают, когда виновная сторона совершает действия, не подпадающие под нарушения типа (A)- ©, но имеющие последствия, катастрофического характера. Если он обязался перевезти мой контейнер в Кардифф, забрал его вовремя, направил его по правильному маршруту, но затем в сильном тумане его водитель ехал слишком быстро и на мосту (Северн Бридж) и тягач и контейнер сорвались бесследно в воду, то это существенное нарушение типа D. Через своего водителя он исполнял существенные условия контракта, когда случилось серьезное нарушение, к которому можно было бы применить имеющуюся оговорку «не несет ответственности за ущерб или убыток, причиненные любым способом», (дело Travers v. Cooper [1915] 1 K.B. 73), но, этого не произойдет, поскольку нарушение считается существенным в свете своих последствий. Смотрите например судебное дело Harbutt’s “Plasticine” v. Wayne Tank [1970] 1 Q.B. 447; 1 Lloyd’s Rep. 15. Этот тип существенного нарушения получил свое развитие недавно, но суды все чаще выказывают свою поддержку ему…

6. Последствия существенного нарушения после подтверждения

Если, не смотря на серьезность нарушения, контракт подтвержден стороной не нарушившей его условия, тогда, на первый взгляд, контракт остается в силе, а с ним в силе и оговорки об исключении ответственности. Нельзя выбрать из контракта положения, которые нравятся, а в остальном отказать. Все или ничего. Тем не менее, суд может рассмотреть подтвержденный контракт и решить, что хотя он содержит исключительные оговорки, касающиеся нарушения условий контракта, предотвращающие таким образом или ограничивающие возмещение убытков за такие нарушения, они фактически могут и не применяться, когда правильному толкованию подвергается весь контракт. Позвольте предположить, что перевозчик, который забыл вовремя забрать мой контейнер, получит иск о возмещении убытков, при том, что в контракте имеется оговорка «без ответственности за упущения или нарушения» (‘no liability for omission or default’). Без ответственности за упущение забрать и перевезти контейнер. Скорее всего, суд скажет, что если его заявление будет в точности отражать значение контракта, то он обещает «совсем ничего» и в этом случае отсутствует контракт. То, что он пообещал сделать в одной части контракта, он «аннулирует» в другой его части, заявляя об отсутствии ответственности. Если однако суд посчитает контракт заключенным, то он все равно сделает вывод, что в наших намерениях было заключить контракт, предусматривающий какие-никакие обязательства. К примеру, он посчитает, что исключение ответственности будет относиться только к упущениям во время исполнения контракта, таким, например, как недолжная фиксация контейнера на автомобиле в пути…Это правило толкования было обосновано в деле Suisse Atlantique (см. выше) однако его предвестниками были дела Cap Palos (см. выше) и U.G.S. Finance v. National Mortgage Bank of Greece [1964] 1 Lloyd’s Rep. 446. Теоретически, исключение ответственности, в особенности в оговорке об ограничении ответственности по денежным обязательствам, может иметь место в исключительных случаях. Схожее правило толкования будет применяться к другим случаям существенных нарушений, таким как ( B-D), когда контракт подтвержден потерпевшей стороной. Когда контракт прекращен, то большинство правоведов (к примеру, Coote in 1970 C.L.J. 221) считает, что должно применяться то же правило толкования.

7. Последствия существенного нарушения после прекращения контракта

Если, после существенного нарушения контракт был прекращен, то по мнению судов, прекращается весь контракт, включая положения об исключении ответственности. Таким образом, в суде ответчик не сможет воспользоваться своим «щитом» из оговорок об отсутствии ответственности. Смотрите дело Harbutt’s “Plasticine” v. Wayne Tank. Существуют возражения против такой привлекательной теории. Первое, если ответчик не может воспользоваться свои «щитом» поскольку тот уничтожен вместе с контрактом, то почему истцу позволительно воспользоваться своим «мечом» (нарушенным обещанием) и получить возмещение убытков за его нарушение? Разве это не уничтожено вместе с контрактом?.. Второе, если прекращение контракта автоматически прекращает действие оговорок об исключении ответственности, тогда это должно происходит в любом случае прекращения контракта, то есть, не только после существенного нарушения, но также после простого нарушения контракта, дающего право потерпевшей стороне требовать еще и возмещение убытков. (См. номер 1). Это означает, например, что перевозчик, который вручает, непригодный вследствие своей небрежности при погрузке товар, не сможет ссылаться на ограничение своей ответственности по Гаагским Правилам. Такой «сюрприз» однако был исправлен статьей 9(1) Закона 1977 года о недобросовестных условиях в контракте. «В случае ссылки на условие контракта, которое должно удовлетворять требованиям разумности, это условие может быть использовано… независимо от того, что контракт был прекращен…». Однако, коль скоро чартер партия не является контрактом, в котором исключения должны «удовлетворять требованиям разумности» (См. номер 2 ), то, по иронии судьбы, чартер партия остается «жертвой» дела Harbutt. Тем не менее, имеется пример судебного сопротивления этому результату. Смотрите дело The Angelia [1972] 2 Lloyd’s Rep. 154.

8. Основное нарушение, 1. Небрежность

Правила о существенных нарушениях применяются и к контрактам о морских перевозках. Однако, морское право всегда имело свой собственный способ нейтрализации оговорок об исключении ответственности, имеется в виду, презумпция того, что такие оговорки не применяются в отношении случаев нарушения основного обязательства. Существуют два основных обязательства. Первое, это обязательство, вмененное перевозчику, разумно заботиться о вверенном ему грузе. Так, в деле Notara v. Henderson (1872) L.R. 7 Q.B. 225, груз из бобов, после намокания в результате столкновения судов, был доставлен в порт назначения без предварительной сушки. Судовладелец был признан ответственным за последующую порчу бобов. Ему не позволили ссылаться на исключение ответственности за «убыток или ущерб от столкновения или других навигационных аварий» потому что он не позаботился надлежащим образом о перевозимых бобах.

9. Основное нарушение, 2. Немореходность

Вторым основным обязательством, возложенным на перевозчика, является обязательство предоставить в начале рейса мореходное судно. Так в деле The Glenfruin (1885) 10 C.P.D. 103 судовладелец требовал от собственников груза уплаты расходов за спасение. Для этого, ему требовалось доказать отсутствие своей вины, и то, что причиненный ущерб от морской воды исключался из его ответственности, подпадая под категорию «морских опасностей». С первого взгляда, обстоятельства случившегося подпадали под такое исключение. Однако, судовладельцу не позволили воспользоваться оговоркой об исключении ответственности, поскольку судно имело скрытый дефект.

10. Основное нарушение: логическое обоснование

Аргументы в пользу таких судебных решений, как The Glenfruin и Notara v. Henderson могут быть признаны спорными. Однако, наиболее вероятный ответ присутствует в решении избегать неразумных результатов, которые также могут быть обнаружены в делах о существенных нарушениях, таких как Suisse Atlantigue (смотрите номер 6). Судебным прецедентом является дело Phillips v. Clark (1857) 2 C.B. (N.S.) 156, в котором перевозчику не отвечающему «за протечку или поломку груза» не позволили сослаться на эту оговорку, потому что переданные ему бочки с хересом были повреждены из-за его небрежной укладки при погрузке. Судья Cockburn на странице 162 заявил: «Мы не должны толковать этот контракт способом, предлагающимся здесь, поскольку допускается другое толкование, более разумное. Не следует предполагать, что истец был согласен с тем, чтобы ответчик освобождался от ответственности за вверенные ему товары… Я думаю, мы обязаны применить это толкование (к контракту), поскольку оно наиболее согласуется с принципом разумности и здравого смысла. А раз так, то освобождение существует в отношении обычной общей ответственности, но не в отношении ответственности за ущерб причиненный небрежностью». О схожей позиции в деле о немореходности судна смотрите Maori King v. Hughes [1895] 2 Q.B. 550, 561.

11. Девиация

В деле Leduc v. Ward (1888) 20 Q.B.D. 475 ответчик (перевозчик) пытался сослаться на исключения от морских опасностей, в отношении товаров, которые затонули вместе с судном в устье реки Клайд. Его доводы были отклонены, поскольку рейс был от хорватского порта Rijeka до Дюнкерка, а «крюк» к Глазго был несанкционированной девиацией. В деле Thorley v. Orchis [1907] 1 K.B. 660 судно благополучно прибыло в Лондон. Груз бобовых был выгружен из судна, но, по небрежности стивидоров, он был поврежден. Такое повреждение находилось в рамках исключения ответственности, но судовладелец был лишен права ссылаться на это исключение, поскольку судно, по пути в Лондон, допустило девиацию. Некоторые считают, что девиация подпадает под существенное нарушение типа В, то есть исполнение против основной цели контракта. Однако, особенности девиации, некоторые из которых упомянуты в параграфе 12 внизу, свидетельствуют о том, что девиация скорее является нарушением самостоятельным ( sui generis).

12. Сравнение и заключение

Действия существенного нарушения, основного нарушения и девиации поразительно схожи. Но давайте не забывать их различия. Первое. Правила действуют в совпадающих, но разных сферах коммерции. Основное нарушение породило новые правила на берегу (смотрите дело Alderslade v. Hendon Laundry [1945] K.B. 189, 192), но затем было ограничено морскими делами. Девиация, также имела где-то последствия, но в конкретной форме, она ограничена делами о перевозке. Существенное нарушение не знает таких границ и присутствует повсеместно в контрактном праве. Второе. Ясно, что существенное нарушение требует наличия серьезности либо самого нарушения, либо его последствий, которые должны быть выше чем у основных нарушений и у девиации. Самая небольшая девиация от контрактного маршрута отменяет действие оговорок об исключении ответственности. Третье. Чтобы повлиять на оговорки об исключении ответственности, существенное нарушение и основное нарушение должны повлечь за собой заявленный ущерб. Девиация не нуждается в такой причинной связи (смотрите Thorley no. 11). Однако, если выводы в деле Harbutt (no. 7 выше) верны, существенное нарушение может прекратить контракт и его исключительные оговорки, без каких-то необходимых причинных связей с заявленным ущербом. Четвертое. Основное нарушение и девиация должны доказываться истцом. Однако, недавно было признано, что существенное нарушение о котором заявил поклажедатель против своего хранителя должно быть опровергнуто последним (смотрите Levison v. Patent Steam Carpet Cleaning Co. [1977] 3 All E.R. 498). С первого взгляда это должно действовать и для перевозки морем, но апелляционный суд исключил морские дела без каких-то объяснений…

Существенное нарушение, основное нарушение и девиация имеют одно общее свойство. Если будет установлено наличие такого нарушения, то «льготы» исключающие ответственность будут отменены.

Опубликовано: 25.07.2008

Оставить комментарий







© Адвокат Геннадий Логинов LLM